Никита Дроздов: «Заканчивал старшие классы в Суворовском училище»

Никита Дроздов: «Заканчивал старшие классы в Суворовском училище»

Опубликовал

Мы продолжаем знакомить болельщиков с игроками, пополнившими «Шинник» в этом году. У полузащитника Никиты Дроздова интересная биография: детство в московском «Локомотиве», юность в Суворовском училище, а футбольные университеты он постигал в Белоруссии, на Сахалине и на Кавказе. Обо всем этом 13-й номер «черно-синих» рассказывает сегодня читателям официальной программки.

— Никита, выделите наиболее яркие, на Ваш взгляд, матчи ярославской команды в текущем сезоне?

— Очень понравилось, как мы провели поединок против «Спартака-2», полностью выполнив план на эту встречу. Вообще, на выезде было много интересных матчей, потому что качество полей у соперников позволяло нам показывать тот футбол, в который мы умеем играть.

— В последнее время в команде ребята часто говорили о скором возвращении «Шинника» в Ярославль?

— Конечно, все хотели вернуться и сыграть на новом классном поле.

— Давайте поговорим о Вашей игровой карьере. Насколько сильно на выбор профессии повлиял тот факт, что Ваш папа – известный футболист Юрий Дроздов?

— Я с детства ездил с отцом на базу в Баковку, видел тренировки «Локомотива», рос в атмосфере большого футбола, так что в плане выбора профессии все сложилось само собой.

— Многие специалисты отмечали хороший коллектив в «Локомотиве» тех лет.

— Наверное, я был одним из немногих детей футболистов, кто на тот момент постоянно находился в Баковке. Кроме меня, там еще были сын Сергея Гуренко и дочка Алексея Косолапова. Юрий Павлович Семин для нас был как дедушка. Он мог пошутить, поиграть, пообщаться с нами… Перед тренировками Дмитрий Лоськов мог нам, маленьким детям, показать как надо бить по воротам. Вообщем, много приятных моментов осталось в памяти с той поры.

— Помните свою первую поездку в Ярославль на матчи против «Шинника»?

— В первый раз я приехал сюда на матч КФК в составе тверской «Волги». Мне тогда было лет 16. Мы играли против «Шинника-М» в первенстве МФФ «Золотое Кольцо». Ярославцы тогда считались одной из самых сильных команд в этом турнире.

— Во многих статистических справочниках этот эпизод Вашего выступления за тверскую команду не упоминается. Давайте восполним пробел.

— После занятий в спортшколе «Локомотива», когда я уже был на подходе к дублирующему составу, моя мама решила, что мне не стоит заниматься футболом. Она так и сказала папе, что не сможет видеть, как в 30 лет я из-за травм не смогу разгибать колени.

В итоге родители приняли решение, что заканчивать старшие классы я буду в Суворовском Военном училище г.Твери. Так я оказался в этом городе, где год провел без футбола, занимаясь только физической подготовкой.

— Сложно было?

— Если честно, то не понимал, что я там делаю, ведь в это же время мои друзья перешли в дублирующий состав «Локомотива», у них в Москве кипела жизнь. Я же был в казарме.

— Но вмешался случай?

— Я выступал за мини-футбольную команду училища на Универсиаде. И как-то раз нас позвали в качестве спарринг-партнера сыграть матч против выпускников школы тверской «Волги». Тогда мы победили 7:1, я забил 7 голов, после чего ко мне подошел тренер Дмитрий Игоревич Гулин и предложил подписать контракт с «Волгой». Кроме того, он пообещал договориться, чтобы после занятий в училище я смог тренироваться с командой.

— Договорился?

— Да, все вопросы были улажены.

— Папа был рад?

— Он сказал – видишь, как получилось, мы тебя забрали из футбола, а в итоге он сам тебя нашел. Значит, оно того стоило.

— В Суворовском училище было трудно учиться?

— Сложней, чем в спортшколе «Локомотива». Я проучился там три года (9, 10 и 11 классы) и после выпуска остался жить в Твери и тренироваться с командой. После окончания контракта с «Волгой» поехал играть в Белоруссию.

— В какой клуб?

— Планировал в дубль минского «Динамо» или БАТЭ, но эти команды должны были вернуться с выезда только через пару дней, и Сергей Витальевич Гуренко предложил попробовать себя в основном составе «Торпедо-БелАЗ», который он тогда возглавлял. В итоге я прошел первый сбор и закрепился в команде, правда, чаще выступал все-таки за дубль.

— Потом был «Сахалин»?

— В Белоруссии я считался легионером, а мне хотелось играть. Мы по-доброму расстались, и отец предложил поехать с собой в «Сахалин», который он к тому моменту только возглавил. Я согласился и, считаю, не прогадал, отыграв там полгода.

— Что запомнилось из дальневосточного периода карьеры?

— То, что надо жить в совершенно другом часовом поясе. Когда я спустя 4 месяца приехал и зашел в свою комнату, понял, как сильно соскучился по дому. Это было что-то непередаваемое словами…

— Был вариант перебраться в Москву?

— Борис Петрович Игнатьев пригласил меня на просмотр в московское «Торпедо», но там не сложилось, и я буквально в последний день дозаявки подписал контракт с благовещенским «Амуром». Через год меня снова позвал «Сахалин», который уже выходил в ФНЛ.

— Как добирались на выезды во второй лиге?

— Летали на самолетах, иногда транзитом через Хабаровск. Самый большой полет длился 3-4 часа, но тяжелей переносились задержки рейсов, когда мы сидели по 7 часов в аэропортах, причем в некоторых даже залов ожидания не было, просто клали сумки и спали на них.

— После «Сахалина» Вы оказались в Нальчике?

— Я не захотел ездить на просмотры, а отец в это время был помощником в Нальчике у Хасанби Биджиева. Я знал, что под руководством этого специалиста многие игроки сильно прибавляли, поэтому решился на переход.

— Многие специалисты отмечали хорошо поставленную игру «Спартака», даже несмотря на то, что по итогам сезона нальчане оказались в зоне вылета…

— Тогда у нас случались проблемы с завершением атаки, но тактика и контроль мяча у команды были на высоком уровне.

— Как проводили вечерний досуг в Нальчике — сидели дома?

— Нет, это стереотип, что на Кавказе вечером лучше не выходить из дома. Если правильно себя вести, то никаких проблем не будет. Тем более, нас, футболистов, в городе узнавали.

— Судя по игровому номеру, вы не суеверный человек?

Да, это так! Как выбрал номер? Число 13 постоянно сопровождало меня в жизни – дом №13, полка в школе тоже была под этим номером. Как выбрал его в «Сахалине», так и не меняю. Только в «Амуре» мне запретили его брать из-за суеверий, там пришлось выступать под 11-м.

— Болельщики просили, чтобы Вы рассказали о своих татуировках…

— Татуировки мне нравились всегда. Обычно делаю их в отпуске в Москве у своего мастера. У меня сейчас набиты руки, есть номер 13 на груди, ну и еще по мелочи (улыбается). Какие-то тату было больно делать, какие-то нет, но естественно, с каждой татуировкой у меня связана своя история.

— Татуировки будут еще?

— Конечно. Правда, супруга против. Когда мы с ней познакомились, у меня вообще не было татуировок.

 С супругой Вы уже давно вместе?

— Да, мы с Юлей долго встречались, прежде чем пожениться. Она окончила институт, работала, а сейчас в декретном отпуске воспитывает нашу дочку Еву. Случались трудности, но Юля всегда была со мной и всегда меня во всем поддерживала. Это очень важно, когда рядом близкий понимающий человек.

Автор — Евгений Мохов.
Официальная программка №14 «Шинник» — «Олимпиец»